Средство от невезения.

Я проснулся от назойливого звона будильника. Это изобретение человечества с каждым днем вызывало у меня все большую ненависть. Я вскочил и, ощущая ногами холодный пол, побежал в туалет, где и упал, поскользнувшись на кафеле. Во время бритья у меня дрогнула рука, и я порезался. Пятый раз за месяц! Наспех перекусив, я рванул на улицу - перед моим носом ушел автобус и тут же, назло, пошел мелкий дождь. Он затекал мне за шиворот и неприятно холодил кожу. Пробежав сто метров вдоль дороги, я попытался остановить маршрутку. Водитель, лихо затормозив, обдал меня грязью.
На работу я опоздал, получил втык от начальства, глотнул кофе и уселся за компьютер. Компьютер не включался по причине полного нежелания включаться. И я, шипя сквозь зубы, пошел к снабженцам. В общем, к концу дня, я понял, что мне не то что не везет - я вообще, похоже, переспал с богиней невезения.
Сижу - жду конца рабочего дня. С потолка мне на голову периодически капает. Неожиданно звонит телефон.
- Алло!
- А! Кто это!? Внучек!
Это была моя бабушка.
- Это я!
- Внучек! Ты как там?! Все нормально?! Питаешься?! Как работа!? Когда отпуск?! Как зарплата?!
- Нормально, бабушка, - что-то снова капнуло мне на голову.
- Внучек! Мне сон плохой приснился! Обещай, что сегодня же пойдешь в церковь!
- Хорошо...
- Обещай! Мне! Пойдешь! Церковь!
- Ладно. Ладно!
- Ну, тогда я спокойна... Ну, до свидания.
- Погоди, бабуля! – телефон запиликал и отклуючился. Похоже, села батарея.
Я засунул телефонв карман и, наплевав на работу, отправился в церковь. Надо было ехать на автобусе и я, как ни странно, доехал без проблем. И вот передо мной предстала церковь, украшенная бархатно черными перевернутыми звездами на куполах. Когда я вижу церковь, то всегда удивляюсь - как такое черное строение вписывается в картину города. Да еще рядом с детским садом.
Я вошел - навстречу мне отец Александр, лысый, в черных очках и белой рясе. Я неуклюже сделал из пальцев «козу», как учила меня бабушка, и перепятерился. Отец Александр перепятерился в ответ и сказал:
- Здорово! Почему так давно не заходил?
Мне стало не по себе:
- Э... Работал.
Александр весело ухмыльнулся:
- Работа - эт-т хорошо. Ну что, горемыка, не везет?
- Да. А откуда...
- Это мое дело - знать. Точнее ЕГО! – отец Александр показал пальцем вниз и снова осенил себя пятиконечным звездным знамением, затем повел меня к закопченому черному постаменту.
Я пошел туда и сел на скамейку. Напротив меня уселся Александр и достал пухлую папку откуда-то из недр алтаря.
- Так... года... дня... Ага! Вот! - отец посмотрел на меня сквозь очки.
- Что? - я испугался.
- А то! Болван! Ты почему в церковь не ходил два года!? Ты знаешь, чем это чревато!?
Александр навис надо мной, - А вдруг бы ты погиб!?
- А... Что же мне делать? - мне всего трясло от страха.
- Что. Ну... Раньше все за тебя делала бабушка. Теперь сам будешь.
- Что делать?
- Все просто, Иван. Тебе надо принести кровавую жертву.
Я с облегченьем вздохнул - мы с бабушкой, когда я был маленький, часто приносили кровавые жертвы – куриц, гусей, коз. Думаю, с этим я справлюсь. Хотя я часто плакал, когда бабушка заставляла меня помогать ей. Мне было всех жалко.
- На. Заполни заявку, - отец Александр протянул мне бланк, и я немедля его заполнил.
Я встал и пошел к выходу. Отец Александр догнал сунул в руки Черную Библию в белом кожаном переплете и попросил передать привет бабушке. По пути домой я три раза упал в лужу, порвал штаны и потерял мобильник. Пришел, поел и лег спать.
Пробуждение было тяжелым. Я встал и обомлел. Прямо посреди спальни стоял ящик. На нем было написано КЧС-68/1. Я открыл ящик и достал инструкцию:
"Кровавая человеческая жертва 68 года рождения, без вредных привычек -1 шт.
В комплект также входит:
миниалтарь на батарейках -1 шт,
жертвенный нож Люцифера - 1 штука,
точильный камень - 1 штука,
руководство пользователя - 1 шт"
Что же с этим делать? Я почесал в затылке.
- Ну что? - я вздрогнул, из ящика кто-то говорил, - Мне вылазить?
Я попятился:
- Вылазьте...
Над ящиком показалась голова. И что это была за голова - усы, борода, смуглое простое лицо, кудри, казалось покрывали ее всю! И в центре глаза - ясные, зоркие, мудрые. Жертва вылез и сказал:
- Привет. Когда приступим?
- Кх... Когда? - ноги меня не держали и я сел на диван.
- Да! Когда? А то погибнешь скоро от невезучести своей, - радушно заметил Жертва.
- Ну... Сейчас. А вам не больно? И не страшно?
- Больно! Еще как больно! И, - Жертва посмотрел на меня, - Страшно! Ой, как страшно!
Мне стало по-настоящему страшно, и я закурил:
- Тогда я вас отпускаю!
- Не можешь ты. Надо, значит надо.
- Нет, я не буду! - я встал и выбежал в другую комнату и стал судорожно обуваться. За мной заскочил Жертва:
- Убей меня! Убей! Убей!
- Не буду! - я, наконец, обулся и выбежал на улицу. Но жертва не отставал.
Он мчался за мной по улице и орал: "Убей! Меня! Убей! Меня!" Я оглянулся, выбежал на дорогу и тут... Прямо на меня мчался автобус…Что-то ударило меня, и я потерял сознание. Очнулся дома на своем диване -напротив в кресле сидел Жертва и смотрел на меня:
- Ну что, Иван? Я тебя от смерти только что спас, понял!?
- П-понял.
- А раз понял это, то пойми и другое - тебе просто повезло, что я был там. Но скоро ты от свой невезучести умрешь! Так что, давай! Я уже все приготовил, - жертва показал на пол.
Я проследил за его рукой. Мебель была накрыта целофаном, который я приготовил на дачу. Весь пол был устлан газетами, посередине стоял алтарь. Там же лежал жертвенный нож. Я встал и подошел к жертве:
- По-другому никак?
- Никак, - жертва лег на пол и положил голову на алтарь, - Понимаешь, одного Иисуса на всех не хватило… Искупать-то много надо и спасать многих. Вот и придумали... Сначала режь руки. Режь медленно, Иван, и ничего не бойся. Я кричать буду, так ты мне язык вырежь, потом живот разрежь, потом внутрености достань. А в конце в самом горло мне перережь. И все.
- Я не могу, - я не верил в происходящее, - НЕ МО-ГУ!
- Давай, давай. Не дрейфь! ВСЕ ТАК ДЕЛАЮТ...
И я, взяв нож в руки, приступил... Мне было тошно, все казалось нереальным, уши заполонил крик жертвы. Нос забил запах крови. Меня три раза вырвало. Наконец все закончилось - я весь был в крови. Все было в крови. У моих ног лежало тихое тело жертвы...
Вот так удача вернулась ко мне.