Показано с 1 по 6 из 6
  1. #1
    Новичок Аватар для Bub
    Регистрация
    04.10.2005
    Возраст
    36
    Сообщений
    32

    По умолчанию Зомби: Начало

    Здравствуйте, здравствуйте!
    Некотрое время назад в теме "Типа ваши рассказы" я выложил два коротеньких рассказика "Зомби" и "Тоже Зомби", спонтанно написаных под воздействием алкоголя. Шло время, и, будучи уже в трезвом уме, я писал предысторию тех событий. И вот какой трэш получился:


    Зомби: начало.

    Авторское предисловие
    Автор имеет честь заявить, что нижеследующий рассказ не имеет ни одной оригинальной мысли: все идеи и сюжетные ходы были уперты из десятков различных книг и фильмов. Но так как автор считает себя истинным трэшоделом, на такие мелочи ему абсолютно наплевать. Наслаждайтесь!


    Я проснулся, и у меня болела башка. Причиной послужила вчерашняя нехилая пьянка. Так, я приехал к Петровичу, мы закупили водки, а потом приехал Тоша и привез травы – вроде все было так. «Ох ты, ебтыть» - подумал я и схватился за голову. Так, стоп, в чем это мои руки? В чем-то липком? Бля, еле глаза разлепил… Что за херня такая? Это что, кровь? И вообще, где я нахожусь? И что я здесь делаю?
    Блядь, жить не хочется, что за хуйня, блядь!!!
    Спокойно, надо взять в себя в руки. Я крепко зажмурился и снова открыл глаза. Нет, это точно кровь. А нахожусь я в комнате Петровича. Мучимый бодуном я заставил себя приподняться. Так. То, что на кровати в полном отрубе лежит Петрович, это нормально. То, что на полу растеклись несколько луж блевотины, это тоже нормально. Но почему, блядь, почему вся комната в крови?
    Я принялся расталкивать Петровича. Он неохотно меня куда-то посылал, однако мне удалось его разбудить. Его реакция не заставила себя долго ждать:
    - «Ебаный в рот, что, блядь, за хуйня тут творится? Блядь, что это такое?»
    Самое интересное заключалось в том, что в кровати он нашел топор. Как нетрудно догадаться, последний был весь в крови.
    - «Что тут случилось, ебать - колотить?» - недоуменно спросил Петрович.
    Как бы мне хотелось самому знать. Увы – вчерашняя слоновья доза сорокаградусного напитка напрочь отшибла память. Я посмотрел на часы – было три пополудни. Да, нехуево отдрыхали!
    - «Ни хуя не понимаю» - сказал я. – «Ты что-нибудь помнишь?».
    - «Ни хера я не помню! И вообще меня похмелье мучает! Дай пива!»
    Я стал осматривать комнату в поисках заветной бутылки. Скользнув взглядом по столу, я заметил что-то странное. Скользнул ещё раз, и меня осенило. Пиво-то там стояло. Но чего-то определенно не было. И Петрович это тоже заметил:
    - «Блядь! Где компьютер? Где, блядь, компьютер?»
    Меня этот вопрос волновал не меньше. Итак, вся комната в крови, в койке топор и исчез комп. Это было уже интересно. Я решил взять инициативу:
    - «Так, надо вспомнить, что вчера было. С точностью до малейших деталей. Согласен?»
    - «Согласен. Значит, ты вчера подъехал… во сколько?»
    - «Да где-то в полдень» - припомнил я.
    - «Так… Значит, мы посчитали финансы и двинули в лабаз…»
    - «И кого-то встретили, что ли… Не помню, бля» - провалы в памяти хоть и заполнялись, но не быстро.
    - «Точно, к нам по пути ещё какая-то бомжиха хотела пристать!»
    - «Ага, да. Взгляд у нее бессмысленный такой, нажралась в ноль, руки тянула, сука, мычала что-то нечленораздельное! Мерзость!»
    Петрович продолжал:
    - «Ну, значит, накупили мы водяры, вернулись и тут Тоша звонит…»
    В наших мозгах немедленно проскочила одна и та же мысль:
    «БЛЯДЬ, ГДЕ ТОША?»
    - «Блядь» - только и смог выдавить из себя я, сопоставив факты – «Мы убили Тошу! Сволочи!» Петровичу тоже стало не по себе. Ещё бы, кровища на стенах и топоре плюс отсутствие нашего поставщика травы номер один давали в сумме убийство в пьяном угаре.
    - «Нет» - решительно заявил Петрович – «Даже выжрав столько, сколько мы вчера выжрали, мы этого сделать не могли».
    Мне ничего не оставалось, как поинтересоваться, где же, ебена вошь, в данный момент находится Тоша.
    «Тоша, Тоша, где же Тоша?» - лихорадочно соображал я. Что же вчера случилось? Итак, Тоша позвонил…
    _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _

    - «Але! Петрович! Я щас подъеду! С травой!» - Тоша традиционно вещал на повышенных тонах.
    Я положил параллельную трубку и изрек: - «Коли он действительно приедет с травой, то уж точно будет пиздец!».
    Петрович молча со мной согласился. Мы раскупорили первую бутылку и разлили по рюмкам. Первый тост был традиционен, так же как и второй: «за встречу» и «чтоб не последняя» соответственно.
    После четвертой рюмки нас прервал истошный вопль с улицы.
    - «А-а-а, блядь, кто-нибудь, спасите, кто-нибудь!».
    Мы выглянули в окно. На траве валялся какой-то паренек, к нему приближались две фигуры размером примерно два на два метра.
    - «Чё за хуйня?» - поинтересовался я.
    - «Блядь, да это же Серёга с четырнадцатой квартиры!» - воскликнул Петрович – «Опять белку словил, педрила!»
    - «И что, часто он напивается до розовых слонов?»
    - «Более чем» - усмехнулся Петрович – «По нескольку раз в месяц. Правда, не всегда его вот так вот клинит. Помню, он как-то в четыре утра выбежал в одних трусах и стал вопить, что за ним приехали из ЦРУ и хотят промыть мозги. На утро его всего заблеванного нашли в кустах».
    - «Забавно» - сказал я – «А это что за два амбала?»
    - «Да это его братан да папаша. Тоже зашибить любят, но не до такой степени»
    Тем временем Серега за окном споткнулся, и его родственнички повалились на него. Наверное, пытались скрутить – по крайней мере, он заткнулся.
    - «Ладно, ну его на хуй» - наконец решил Петрович – «Давай водку пить».
    _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _

    - «Так» - изрек Петрович и сделал паузу секунд на десять - «Так...»
    - «Что дальше, помнишь?» - я нащупал в кармане сигарету и закурил.
    - «Серега умолк, это я помню. Что дальше?.. А, потом под окном стала та бомжиха орать, что к нам приставала!»
    Точно, мне сразу вспомнился те неразборчивые завывания под окном. Кончилось тем, что она нас заебала, мы открыли окно и швырнули в неё пустую бутылку из-под портвейна, благо у Петровича под кроватью всегда можно было найти опустевшую алкогольную тару.
    - «Кстати, мы точно по башке попали!» - Петрович явно возгордился, когда это вспомнил.
    Получив по балде, бомжиха поковыляла в сторону нашего подъезда.
    Нас к тому времени уже изрядно подзаебало, что постоянно какие-то причины отрывают нас от пития сорокаградусного напитка.
    - «Итак» - на лице Петровича без труда читался процесс вспоминания. – «Мы снова стали пить»
    - «И как только мы прикончили первую бутылку, наконец, заявился Тоша…» - тут я прервался, потому что память резко ко мне вернулась.
    Впрочем, не только ко мне.
    - «Блядь… Ёб твою мать…» - только и смог сказать Петрович.
    Что такое: маленькое, черненькое, в стекло бьется? - Младенец в духовке.

  2. #2
    Новичок Аватар для Bub
    Регистрация
    04.10.2005
    Возраст
    36
    Сообщений
    32

    По умолчанию

    _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _

    Мы допили первую бутылку, которая по обыкновению была отправлена под кровать. Была примерно половина второго. Собственно, мы бы тут же начали пить вторую, если бы в дверь не стали истерично стучать.
    - «Блядь, мужики, скорее, на хуй, пустите, БЛЯДЬ! ПУСТИТЕ!» - при этом на дверь обрушивались удары – подозреваю, что не только ногами и руками.
    - «Ебтыть!» - усмехнулся Петрович – «Да это ж Тоша! Он что, сукин сын, с утра уже обкурился?». Петрович не спеша подошел ко входу в квартиру.
    - «Тоша, это ты?»
    - «Да, блядь, Петрович, впусти, сука, блядь, НА МЕНЯ НАПАЛИ!» - это точно был Тоша. Теперь и я признал его истерический фальцет.
    - «Тоша, сколько ты, падла такая, выкурил с утра?» - ехидно поинтересовался Петрович.
    - «Пусти, сука!» - вопил Тоша.
    - «Отвечай, сколько ты выкурил?»
    - «Пусти, сука!»
    - «Сколько ты выкурил?»
    - «Пусти, сука, они кусаются!»
    - «О, блядь, я чувствую, ты выкурил много» - Петрович начал ржать – «Тоша, ебать - колотить, завязывай уже!»
    - «Да впусти ты его, на хуй» - сказал, наконец, я и сам решил открыть дверь.
    Потом я успел об этом пожалеть ни один раз. На пороге стоял Тоша. И, бля буду, лицо у него было именно мертвецки бледным. Было понятно почему – за лодыжку его пытался укусить Серега из четырнадцатой квартиры. Петрович, впрочем, тоже это заметил, и ржать перестал. Он резко подбежал к своему соседу, схватил его за плечи, резко поставил на ноги и с такой силой дал по морде, что тот, преодолев целый пролет, упал на площадку. С удивлением я заметил, что там уже лежит та самая бомжиха, в которую мы швырнули бутылку. Проследив направление моего взгляда, Тоша пояснил:
    - «Да этой я ногой по рылу врезал, она и сползла, на хуй.»
    Тут я очнулся от небольшого замешательства и начал соображать. Петрович, впрочем, сообразил быстрее меня:
    - «Тоша, тебе может рану перевязать или ещё хуйня какая-нибудь?»
    - «Да, блядь, эти суки меня пару раз до крови укусили!»
    - «Так тебе там йоду, блядь, или пластырь, я не знаю?» - Петровича с чего-то пробило на милосердие. Однако Тоша ответил ровно то, что я ожидал:
    - «Водки мне! Водки!»
    Мы быстро пошли в комнату, где распивали русский национальный напиток. Петрович все-таки пошел за пластырем, а мне приспичило поссать и я пошел в сортир. Вернувшись, мы увидели, что Тоша уже врубил «Сектор газа» на полную и неслабо приложился к бутылке.
    - «Так, чё за хуйня случилась?» - спросил Петрович.
    - «Да блядь, хуй знает, что это за хуйня такая» - начал Тоша – «Я иду себе, а тут, блядь, около двери в подъезд наталкиваюсь на эти две пьяные рожи. Думаю, хуйня, нажрались, побуянили, теперь опохмелку ищут. Так ни хуя ж, блядь! Набросились на меня и, блядь, укусить пытаются. Ну, я по роже им надавал, так они, суки, не унимаются. Завалили вдвоем на асфальт, и давай меня катать. А я, блядь, отбиваюсь, еб твою, что мне ещё-то остается. Ключ от домофона с шеи сорвал у этого, паренька…»
    - «У Серёги, с четырнадцатой» - вставил Петрович.
    - «Да какая, в пизду, разница!» - разозлился Тоша. Он все больше и больше разогревался, как это с ним бывает – «Я кое-как выбрался из-под них, дверь открыл, по лестнице поднимаюсь, так они за мной, уебки, ползут! Главное, на твоей площадке догнали, ну, я этой, бабе вонючей, по еблу сапогом врезал, так она скатилась на хуй. А этот пиздюк давай опять на меня кидаться! И, сука, всё пытается укусить, блядь, укусить на хуй!»
    Тоша уже разошелся на полную катушку. Голос его становился все громче, и в нем все чаще слышались истерические нотки. Петрович задумчиво сидел на койке. Я быстро разлил водку по рюмкам и предложил тост за то, чтобы все были здоровы. Мы выпили.
    - «Меня вот что вставляет» - изрек Петрович. – «То, что Серёга умудрился нажраться с таким отребьем, как эта бомжатина.»
    Немного поразмыслив, Петрович припомнил случай, как предки этого Серёги возвратились домой и увидели: сидит их ненаглядное чадо с двумя бомжами и хлещет водку. Ну, папаша его, профессор, видит эту хуйню и спрашивает, что за поебень такая. А сынок , нажравшийся в драбадан, замечает своего батьку и глубокомысленно так произносит: «Ети твою мать, профессор! Заходи, выпей с нами!». У мамаши истерика, а у батяни ещё хватает терпения спросить, что это за субъекты в его квартире. На что Серёга, посмотрев на своих собутыльников мутным взглядом, заявляет: «Они хорошие!» Папаша,
    естественно, сыночку ебало-то начистил за такое, после чего последний божился, что никого больше в дом не приведет.
    Пока Петрович вспоминал эту интермедию, количество водки в бутылке медленно, но верно уменьшалось. Поэтому, как часто бывает в таких случаях, я родил мысль о том, как было бы хорошо пойти и покурить.
    Что такое: маленькое, черненькое, в стекло бьется? - Младенец в духовке.

  3. #3
    Новичок Аватар для Bub
    Регистрация
    04.10.2005
    Возраст
    36
    Сообщений
    32

    По умолчанию

    - «Пошли, блядь!» - с энтузиазмом согласился Петрович.
    - «Ну, пошли, мужики, покурим, на хуй» - с этим словами Тоша поднялся со стула, но тут же рухнул обратно. Повторная попытка привела к тому же результату.
    - «Блядь, мужики, что-то херовато мне» - сказал он. – «Идите без меня, что ли».
    - «Тоша, ты себя нормально чувствуешь?» - поинтересовался я.
    - «Да блядь, хуй знает, как я себя чувствую. Идите, покурите, я пока в халфу порублюсь. А вернетесь, гашика дернем».
    - «Ну, смотри сам» - ответил Петрович и пошел к лестнице. Подойдя к двери, Петрович начал материться – после Тошиного прихода мы забыли запереть дверь. Впрочем, это и так случалось нередко.
    Мы вышли на площадку и закурили. Даже здесь было слышно, как орет «Сектор» в квартире. Я спросил:
    - «Что это с Тошей-то, уже готов, что ли?»
    - «Да, он быстро напивается. К тому же меня не покидает ощущение, что с утра он все-таки курнул травы. Ты же знаешь его».
    - «Тихо!» - сказал я. – «Ты слышишь?»
    С верхних этажей кто-то спускался. Причем издавал при этом какие-то нечленораздельные звуки, отдаленно напоминающие пьяный храп.
    - «Точно» - заметил Петрович – «Кто-то поднимается!»
    - «Поднимается?» - и тут я понял, что ещё один источник невнятных звуков направляется в нашу сторону с нижних пролетов.
    Cверху спускался тот самый профессор, качок размерами два на два, что жил в четырнадцатой квартире. Снизу же поднимался его сынок, тех же самых габаритов. Оба они двигались с большим трудом, еле переставляя ноги.
    - «Ебать! Да они же надрались почище Серёги!» - удивился Петрович.
    И тут началось самое интересное. Как только эти два бугая сообразили, что мы находимся от них на расстоянии всего лишь одного лестничного пролета, их неторопливость куда-то исчезла. Профессор исторг из себя звук, отдаленно напоминавший хрюканье, на что его сынок ответил громкой отрыжкой. Тут же оба они стали приближаться к нам с крейсерской скоростью. Мы, впрочем, ещё не чувствовали никакого подвоха, и Петрович, едва лишь профессор спустился на нашу площадку, попытался вступить в разговор.
    - «Родион Романыч, ну Вы уж даете!» - воскликнул Петрович – «Где это Вы так набрались?»
    Родион Романыч от этих слов остановился и, что самое интересное, его отпрыск тоже. Оба они смотрели на нас мутным, ни хера не соображающим взглядом. А Петрович зачем-то сказал:
    - «Может, вас до квартиры довести?»
    Не знаю почему, но именно после этой фразы профессор набросился на Петровича, а младший – на меня. Не сказал бы, что этот факт меня удивил, благо в пьяных драках я уже не раз участвовал (не говоря уже о Петровиче). Странно было другое – этот мудак постоянно пытался меня укусить. Мне пришлось не подпускать его на близкое расстояние, и я мудохал его кулаками с дальней дистанции. При этом он даже не пробовал мне врезать, а, просто выставив вперед руки, пытался подмять под себя. Наконец, после мощного левого хука в челюсть профессорский сынок улетел в нокдаун, и я увидел, что Петрович пытается отбиваться от своего оппонента невесть откуда взявшимся топором. Я быстро подскочил к профессору сзади, скрутил ему руки, а Петрович точным ударом обухом по темечку вырубил его.
    Что такое: маленькое, черненькое, в стекло бьется? - Младенец в духовке.

  4. #4
    Новичок Аватар для Bub
    Регистрация
    04.10.2005
    Возраст
    36
    Сообщений
    32

    По умолчанию

    - «Вот ведь блядство какое!» - рявкнул Петрович – «Это же надо так нажраться! Если от Романыча я ещё такого мог ожидать, то от Васьки» - он кивнул на соседского сынка – «я такого не ожидал! Он же спортсмен, блядь, не пил уже года полтора!»
    - «Откуда топор?» - задал я мучавший меня вопрос.
    - «Да у этого пидора за пазухой был» - Петрович со злости пнул ногой недвижного профессора.
    - «Погоди-ка!» - осенило меня – «Что же это получается, у него был топор, а он даже и не пытался его достать?»
    - «Ну, хуй знает, в чем дело. Но он только укусить меня пытался»
    - «Что же это за хуйня?» - искренне удивился я – «Что это их всех кусаться тянет?»
    - «Хуй разберет!» - ответил Петрович – «Ну их на хуй, пойдем лучше водку жрать».
    Мы вернулись в квартиру. «Сектор газа» по-прежнему громко орал – Тоша так и не поиграл в халфу. Но куда занятнее было другое – дверь в одну из комнат оказалась открыта и из неё нетвердой походкой вышла та приснопамятная бомжиха.
    - «Да блядь, ну эта ебаная хуйня никуда уже, в пизду, блядь, не лезет!» - заорал Петрович. Его, что называется, пробрало – «Что же за хуйня-то такая, залезла, небось, когда мы дверь забыли закрыть!»
    Но меня привлек куда более занятный факт.
    - «Петрович, глянь-ка на её башку» – тихо сказал я.
    И после секундной паузы Петрович смог сказать только «бля…»
    Шея бомжихи была вывернута под совершенно неестественным углом. Вероятно, она свернула её, когда летела по лестнице после Тошиного пинка. Она стояла к нам задом, но её лицо, тем не менее, смотрело прямо на нас.
    - «Зомби, блядь! Я понял, блядь, понял!» - у Петровича на лице отобразилась невоспроизводимая гамма чувств.
    - «Ты что!» - гаркнул я - «Это слово мы не произносим! Закон жанра!»
    - «Пардон, блядь» - смутился Петрович. И снова заорал – «Трупаки, блядь! Я понял, блядь, мертвяки ходячие!»
    - «Чего делать будет, еб твою?» - спросил я. Ходячая покойница тем временем заметила нас и нетвердым шагом стала приближаться.
    - «Ебать всех!» - закричал Петрович – «Самооборона». С этими словами он взмахнул топором и быстро подошел к бомжихе. Та попыталась дотянуться до Петровича, но он со всей дури вогнал топор ей под ребра. Кровь, как и предполагалось, не забрызгала во все стороны, а медленно полилась из раны. Но на бомжиху это никакого впечатления не произвело. Она продолжала пытаться достать Петровича.
    - «Блядь, Петрович, по башке же бить надо!» - сказал я.
    - «Тьфу, блядь, запамятовал. Сейчас я её…» - и он попытался вытащить топор из её брюха. Однако инструмент не поддался. – «Ах ты еб твою мать! Застрял, сучье вымя!» - Петрович явно был расстроен этим обстоятельством. Все попытки достать топор были тщетными.
    - «Ну ты, бля, помоги что ли» - безаппеляционно заявил Петрович. – «Возьми в кладовке ещё топор!» Он вместе с трупом выделывал странные па – его задачей было достать орудие, её – достать его самого.
    Я, до этого момента и вправду занимавший чисто зрительскую позицию, быстро подошел к кладовке и открыл её. Вот он, топор! Но проблема была в том, что также в ней находился и Серёга из четырнадцатой квартиры. Нетрудно догадаться, что он тоже стал ожившим жмуриком и попытался меня укусить. Быстро схватив топор, я с размаха снес ему полфизиономии. Но, блядь, не рассчитал, и вместо того, чтобы размозжить голову, отрубил нижнюю челюсть. Последняя стала прыгать на полу, как заведенная.
    - «Ой ты, бля» - вырвалось у меня.
    - «Да блядь, где ты ходишь?» - орал Петрович.
    Я поспешил к нему. Их странный танец продолжался. Улучшив момент, я вогнал лезвие своего тесака в череп бомжихи. Он раскололся ровно пополам, ошметки мозгов брызнули на стены. Тело, постояв несколько секунд, попятилось и ввалилось в комнату, где мы жрали водку, благо Петрович уже выпустил рукоять. Тоша тихо сидел в углу, похоже, ему действительно было хуёво. Упершись ногой в труп, Петрович наконец выдернул топор.
    - «Блядский рот, что так долго топор искал?» - возмутился он. Я молча указал рукой в коридор. По нему медленно брел Серёга.
    - «Ёбтыть, а челюсть где?» - усмехнулся Петрович. Неспешно подойдя к своему соседу, он размахнулся и снес тому полчерепа. Правда, верхнюю его половину, так как тоже не рассчитал до конца. Этого, впрочем, оказалось достаточно. Мертвяк, от башки которого остались только нос и глаза, тяжело осел на пол.
    - «О, а вот и челюсть!» - радостно заявил я. Действительно, в нашем направлении скакал кровавый обрубок, бывший когда-то жевательным аппаратом соседа Петровича из нижней квартиры.
    - «Была челюсть, и нет челюсти!» - усмехнулся Петрович и ебанул по ней обухом. Кровавое пятно на полу немного побулькало и успокоилось.
    - «Блядь, Петрович, мне начинает это нравится» - у меня уже чесались руки порубить ещё десяток жмуриков.
    - «А то! Когда ещё такая веселуха будет!»
    Настроение нам подпортили хлюпающие звуки, раздававшиеся сзади. Мы обернулись – это по нашу душу явились лестничные недобитки – профессор и сын его, Васька.
    - «Да что за ёб твою!» - праведный гнев Петровича был велик. – «Что они нас, по запаху, что ли, находят?»
    Я про себя отметил, что Серега, будучи уже покойником, звуков не издавал. Бомжиха выдувала из себя какое-то мычание пополам с завыванием, профессор с сыном – подобие пьяного храпа. Я решил, что это, блядь, было очень ценное наблюдение. Надо будет написать на досуге диссертацию типа «Звуки, производимые ходячими трупами. Подробная классификация».
    Меж тем Петрович, наметив в жертву Родиона Романыча, хуякнул ему по башке топором. Лезвие плотно застряло в черепе. Профессор тщетно пытался достать Петровича, мутный взгляд его при этом был обращен вверх, словно в поисках того неведомого, что засело в его голове.
    - «Ну хуйня какая!» - сказал Петрович – «Опять застрял!»
    Профессорский сынок с любопытством разглядывал эту сцену несколько секунд, после чего решил, что папашке, видимо, надо помочь. Но не успел – мой топор аккуратно вошел ему в затылок. Он повалился на своего родителя и, подрыгав некоторое время конечностями, затих. Профессор, отягощенный весом Васьки, пытался сообразить, что делать – сбросить его на хуй, или продолжать попытки достать Петровича, который наконец вытащил свой топор.
    - «Сука Романыч, это тебе за то, что не давал мне опохмелиться!» - с этим возгласом Петрович снова обрушил свой топор на голову соседа. Словно надколотое полено, голова мертвяка на этот раз раскололась на две равные половинки, которые, как ни странно, все ещё продолжали держаться на шее. Словно пытаясь сообразить, где он, жмурик, пошатываясь, стал озираться по сторонам. У него это не очень хорошо получалось, так как каждый глаз теперь видел совершенно разное, ибо половинки башки профессора свободно мотались во все стороны. Наконец трупик, как показалось, определился и побрел ко входной двери.
    - «А ну, еблан, стой!» - прокричал Петрович. Покойник, конечно, не прореагировал, и продолжал идти к двери. – «Ну, уебок, сам напросился!». Петрович настиг Романыча перед выходом и одним ударом снес обе дольки его головы. После процедуры декапитации тело повалилось на входную дверь, распахнув её.
    И тут мы поняли, что настала жопа.
    Что такое: маленькое, черненькое, в стекло бьется? - Младенец в духовке.

  5. #5
    Новичок Аватар для Bub
    Регистрация
    04.10.2005
    Возраст
    36
    Сообщений
    32

    По умолчанию

    На лестнице было никак не меньше двадцати разнокалиберных покойников. Какой-то старик в фуфайке, маленькая девочка в голубом платье, даже одна беременная бабенка. И все они определенно хотели жрать. Жрать наши мозги!
    - «Ой ты, блядь» - выдохнул Петрович – «Вон та баба, я знаю, с верхнего этажа. Этот мужик в ларьке пивом торгует. А кто остальные, не ебу вообще!»
    - «Дичь!» - радостно заявил я – «Сезон охоты объявляю открытым»
    Мой голос привлек внимание трупаков, но мы с Петровичем были уже на изготовке.
    - «Так я ещё никогда не веселился!» - воскликнул Петрович – «Ненавижу детей. И стариков. И беременных. ЕБОШЬ ВСЕХ!» - и с этим боевым кличем он срубил башку какому-то парню, что уже успел пролезть в квартиру. Мне осталось только откликнуться на призыв. Началось МЯСО.
    Петровичу в голову пришла какая-то идея, так как он попросил меня сдержать напор жмуриков минутку.
    - «Да, собственно, говно вопрос» - невозмутимо ответил я и стал от души размахивать топором. Трупаки, как ни странно, чего-то все-таки соображали и под лезвие лезть не шибко-то хотели. Петрович вернулся из кухни и вручил мне здоровенный мясницкий нож, куда больше напоминавший мачете. У него самого был ещё один такой же.
    - «Это, блядь, очень в тему!» - заявил я и тут же воткнул свое новое оружие в глаз тому старперу в фуфайке. Дед-покойник оказался на удивление бодрым и даже попытался вытащить лезвие из вытекшего глаза. Однако он только распорол руку. Ударом топора я разнес его седой череп. Следующей моей жертвой стала неопрятная тетка среднего возраста, по утверждению Петровича, жившая где-то наверху. Мой топор аккуратно снял с неё скальп и после того, как она свалилась, мозги вывалились из черепной коробки. Продолжая сдерживать натиск мертвяков, я обратил внимание, что Петрович уже снес башку той девочке в голубом платье и теперь воодушевленно расчленяет её тело.
    - «Расслабься, Петрович, ту ещё других полно!» - посоветовал я.
    - «А я, на хуй, именно что расслабляюсь!» - парировал Петрович, вогнав свой нож в нос покойника, неосторожно оказавшегося неподалеку. После этого он вновь вернулся к расчленению ребенка, прикрикивая время от времени «Ненавижу детей! Убил бы всех уебков сраных!»
    Поток усопших потихоньку иссякал. Их осталось не более пяти, но они основательно потеснили нас вглубь квартиры. Мы были уже недалеко от комнаты, в которой всего несколько часов назад жрали водку, мечтая только о том, чтобы упиться в ноль. А тут такое счастье подвалило. В это самое время я завалил беременную бабенку. Причем её череп стоически выдержал два удара и только после третье, наконец, раскололся и она свалилась. Удивленный этим фактом я посмотрел на лезвие топора и понял, что оно затупилось. Ох, блядь, зря я это сделал, ибо в тот же момент на меня навалился всем весом очередной жмур и буквально втолкнул меня в комнату. Я несколько растерялся, и всадил нож ему в шею. Ему, ясен хуй, ничего от этого не сталось и он стал пытаться схватить меня. Я сделал замах топором и понял, что его кто-то схватил. Я обернулся – это был Тоша. Вернее тот, кто раньше был Тошей – его взгляд уже замутился, а в голове осталась одна мысль – «жрать!». Я попытался выдернуть свое орудие, но Тоша упорно тянул его на себя. С другой стороны жмурик почти до меня добрался. И тогда я сообразил отпустить топор. Тоша по инерции улетел в конец комнаты, а я стал лихорадочно озираться по сторонам в поисках подходящего орудия убийства. Возможно, ранее выпитая водка повлияла на мое последующее решение, но мне не пришло в голову ничего лучше, чем схватить монитор, стоящий на столе и со всей возможной дури надвинуть его на башку трупа. Однако силенок мне все же не хватило, и в мониторе оказалась только половина головы жмура. Он, впрочем, казалось, был несколько ошеломлен. Моё следующее действие я тоже могу отнести только к воздействию алкоголя в крови. Взяв в руки системный блок и от души ебанул им по монитору, насаживая его покойнику глубже на башку. После второго удара монитор, наконец, полностью налез на его голову и он, похоже, издох – из-под битого стекла дисплея стала медленно течь жидкость, напоминающая мозги. Я толкнул его, швырнув вслед системный блок, и он вылетел в коридор. Как оказалось, сделал я это очень вовремя, ибо Тоша поднялся на ноги и, ухватив топор, пошел ко мне. Я быстро выскочил из комнаты и запер дверь.
    Как я увидел, Петрович добил всех оставшихся. Тело маленькой девочки в голубом платье было расчленено частей эдак на сто. Но Петрович тупо смотрел на останки своего компьютера.
    - «Блядь, что же ты сделал?» - каким-то жалостным тоном спросил он. Это уже потом я понял, что мне, в сущности, повезло – за такие дела Петрович мог бы и меня зарубить, особенно по пьяному делу.
    - «Извини, Петрович, чрезвычайная ситуация» - сказал я, вытащив нож из шеи окончательно издохшего мужика – «У нас есть проблемы серьезнее. Тоша» - Я указал на дверь в комнату. Видно покойничьих мозгов Тоше не доставало и он, вместо того, чтобы топором разнести дверь в щепки, уныло в неё скребся.
    - «Ох ты, блядь-то какая!» - заявил Петрович – «Тоше-то пиздец!»
    - «Ну, вообще-то я думаю, что кончать его как-то не очень хорошо» - заявил я.
    - «Думаешь?» - усмехнулся Петрович – «Ну ладно».
    В этот момент я уловил периферийным зрением какое-то движение. Посмотрев на то, что привлекло мое внимание, я был удивлен. Брюхо беременной покойницы шевелилось. Петрович тоже это увидел и замер от удивления. Несколько минут продолжалась пауза – Тоша скребся в дверь, эмбрион продолжал бузить в пузе своей издохшей мамашки, а мы просто тупо на это смотрели. Наконец откуда-то из области её промежности на свет Божий выползло странное существо, которое должно было родиться только через несколько месяцев. И оно, конечно же, поползло прямиком к нам.
    - «Ты посмотри, какой забавный парадокс!» - начал серьезным тоном вещать Петрович – «Если бы его мамашка не откинулась, выжил бы он? Нет, блядь, не выжил бы! А тут, смотри-ка – ползет, да ещё и я определенной целью – укусить, меня, ебанатик, хочет! Хотя зубов-то ещё нет»
    - «Ты чертовски прав!» - согласился я – «Если отнести появление возможности шляться на этой грешной земле после смерти за счет некоего вируса, то это же сулит такие открытия! Представь, слегка модифицировав, его вводят какой-нибудь телке на сносях. И появляется абсолютно живой ребенок, уже вовсю соображающий!»
    - «Да, коллега, это, без сомнения, очень ценная идея» - восхитился Петрович – «А я вот на что ещё обратил внимание: некоторым недостаточно раскроить череп – им надо снести башку с плеч, и только тогда они помрут окончательно. Значит, если вывести закономерность, можно поставить на поток производство великолепного биологического оружия!»
    - «Ты опять всецело прав!» - заявил я – «Но вот что меня ещё беспокоит: каким ещё способом можно изничтожать эту заразу. Некоторые источники утверждают, что нужны серебряные пули или ещё хуйня какая-то».
    Пока мы упражнялись в красноречии, существо, которое больше напоминало подобие мидии, нежели человека, доползло до нас.
    - «Эксперимент на соображалку!» - заявил Петрович и, взяв нож за лезвие, протянул рукоять ползущему к нам опарышу. В зарождавшихся мозгах которого, может и была сформирована мысль типа «хватать ртом», но что именно хватать – непонятно. Ибо он вцепился в рукоятку и стал за неимением зубов её посасывать. Причем, сука, даже слегка причмокивая.
    - «Блядский рот, ну и мерзость!» - сказал я.
    Петрович аккуратно поднял нож и, дойдя до открытой двери в квартиру, резко дернул нож вверх. Эмбрион соскочил с рукоятки, а Петрович отменным футбольным ударом посла его в полет через всю лестничную площадку. Шмякнувшись о стену, существо сползло вниз, оставив за собой след неясного цвета.
    Когда Петрович убедился, что последний из живых покойников не подает признаков жизни, он обратился ко мне:
    - «Итак, у нас остается одна проблема» - он показал рукой в направлении комнаты. – «ТОША!»
    - «Есть идеи?» - поинтересовался я.
    - «Да, блядь, есть одна идейка» - ухмыльнулся Петрович.
    Согласно его плану, мы встали с двух сторон от двери, крепко сжав в руках топоры. Затем Петрович отпер дверь и тут же занял первоначальную позицию. Из комнаты, повизгивая, неспешно вышел Тоша. Он тупо смотрел только вперед, не видя нас. В руках он так и нес топор, не зная, куда его применить. Я стал думать, что способность находить живых по запаху есть не у всех жмуриков. Или не сразу активизируется. Петрович поднял один палец – «на старт». Затем второй – «внимание». А когда поднял третий, от души огрел Тошу обухом по затылку. Со стоном наш дилер повалился на пол.
    _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _ _
    Что такое: маленькое, черненькое, в стекло бьется? - Младенец в духовке.

  6. #6
    Новичок Аватар для Bub
    Регистрация
    04.10.2005
    Возраст
    36
    Сообщений
    32

    По умолчанию

    _ _ _ _ _ _ _ _ _

    Процесс возвращения памяти практически завершился. Я полез за сигаретой, и обнаружил, что скурил всю пачку. За окном почти стемнело – было уже около шести.
    - «Ну, блядь, хорошо! Но где же все-таки, в пизду, Тоша?» - наконец поинтересовался Петрович. На что я предложил выйти, наконец, из комнаты.
    В коридоре лежали останки компьютера – разъебаный системный блок и разбитый монитор. С лестницы, дверь на которую мы предусмотрительно завалили всяким хламом, отчетливо несло падалью – я сообразил, что все трупы мы вчера перетаскали туда. Причем перед этим предварительно расчленили – вот почему мои руки были в крови. А Тошу мы куда дели? Куда, мы, блядь, его дели?
    - «Ох ты, еб твою, смотри, кого я нашел!» - вдруг воскликнул Петрович. Он стоял перед открытой дверью в ванную. Я заглянул туда – примотанный за шею к крану цепочкой, на которой обычно держится пробка от ванной, там сидел Тоша и смотрел на нас каким-то особенно печальным взглядом. Похоже, нападать на нас он не хотел – его шея была в крови, так как он тщетно пытался снять с неё цепь.
    - «Это что же, бляха-муха, получается?» - вопросил я - «Нам теперь ему надо свежее мясо носить, там детей нерожденных в качестве деликатеса?»
    - «Забей!» - сказал Петрович, захлопнув дверь – «Я думаю он и так не издохнет. Слушай, у меня есть хорошая мысль».
    Через десять минут мы вышли на улицу. Фонари, как ни странно, горели, но народу не было никого. Петрович предупредил о возможности появления хорошо вооруженных отрядов спецназа для зачистки территории, но ничего похожего и близко не было. Стекла во многих домах были побиты. В том числе, на нашу радость, и в магазине «Находка». В помещении никого не было, если не считать парочки зомбаков, котором мы быстро снесли голову прихваченными топорами.
    - «Есть на свете счастье!» - нараспев произнес Петрович, подойдя к нужному стеллажу. На нем в ряд стояли несколько сотен бутылок водки. Мы принялись набивать рюкзаки и сумки сорокоградусным напитком. Хорошо, что я прихватил полиэтиленовый пакет, который наполнил всякой жратвой – иначе Петрович мог бы и не вспомнить о закуске.
    Бутылки мелодично позвякивали, когда мы поднимались в квартиру по лестнице. В наших планах было совершить то, что мы сделали вчера после бойни – выпить много, очень много водки. Бляха-муха, мы ведь вчера упились так, что стали кровью жмуриков кропить стены квартиры – то был, как выразился Петрович, ритуал изгнания нечистой силы. Я жалел только о том, что мы ещё и весь гаш вчера употребили. Сейчас он был бы кстати.
    - «Как думаешь, много ли людей осталось?» - поинтересовался Петрович, отпирая дверь.
    - «Хуй знает! Не ебу!» - совершенно искренне ответил я – «Мне разве что интересно, что там с Денисом».
    Как только я это сказал, совершенно неожиданно зазвонил телефон. Петрович быстро снял трубку, и на его лице появилось удивление. Он знаками показал, чтобы я взял параллельный телефон, и едва поднеся трубку к уху, я просек, что так удивило Петровича. Из неё своим неподражаемым голосом вещал Дениска:
    - «А, блядь, Петрович, тут, блядь, такое, ебануться можно, просто пиздец! Я чуть не охуел, это, в пизду, просто хуй знает что! Я, короче, скоро к тебе приду»
    - «Ты уверен?» - спросил Петрович – «Тебе же целый час пиздрючить…»
    - «Хуйня!» - гордо заявил Дениска – «Я тут вооружен по самое не балуйся!»
    - «Ну давай в таком случае!» - напутственно сказал Петрович и повесил трубку.

    И мы сели за стол, чтобы пить водку и ждать Дениса.
    Что такое: маленькое, черненькое, в стекло бьется? - Младенец в духовке.

Информация о теме

Пользователи, просматривающие эту тему

Эту тему просматривают: 1 (пользователей: 0 , гостей: 1)

Похожие темы

  1. Ответов: 12
    Последнее сообщение: 06.06.2009, 10:09
  2. Dead Rising
    от zero-cool в разделе Кровавые игры
    Ответов: 6
    Последнее сообщение: 27.02.2009, 11:57
  3. Моя коллекция (город Москва)
    от T-800 в разделе Продаю Фильмы Ужасов
    Ответов: 1
    Последнее сообщение: 27.10.2008, 22:50
  4. Продажа и обмен редких фильмов ужасов в Москве
    от T-800 в разделе Продаю Фильмы Ужасов
    Ответов: 50
    Последнее сообщение: 17.04.2008, 00:44
  5. Моя коллекция фильмов ужасов
    от flash215 в разделе Продаю Фильмы Ужасов
    Ответов: 0
    Последнее сообщение: 16.10.2006, 21:23

Ваши права

  • Вы не можете создавать новые темы
  • Вы не можете отвечать в темах
  • Вы не можете прикреплять вложения
  • Вы не можете редактировать свои сообщения
  •